Странствования

Старый червь

В землях Нод я путешествовал вместе со старым лекарем, имени которого не мог запомнить никто, кроме меня.

— Ты чужестранец, — понял он, убедившись в твердости моей памяти. — Зачем ты идешь в земли Нод?

— Я не знаю, куда иду, — признался я. — У моего странствия нет цели. (далее…)

Реклама

На берегу Вселенной

Я задыхался. Горячий воздух наполнял мои легкие, но в нем почти не было кислорода. Голова кружилась, перед глазами мелькали яркие пятна, из-за которых я почти ничего не видел. Нарастающий звон в ушах мешал сосредоточиться. Паника овладела мной, а потом внезапно отступила. Я понял, что умираю, и с этим уже ничего нельзя было поделать. (далее…)

Карнавал мертвецов

Карнавал мертвецов проходит в Некрополисе ежегодно в день летнего солнцестояния. Это незабываемое зрелище, однако увидеть его и остаться в живых удается лишь немногим. По традиции, во время праздника мертвецы ненадолго обретают власть над миром и убивают всех, кто вольно или невольно стал свидетелем их безумных плясок на улицах этого древнего города. Под утро они снова превращаются в бесплотных призраков и в течение года пугают одиноких странников полными тоски и отчаяния завываниями, доносящимися из бетонных склепов и братских могил. (далее…)

Кормление чудовищ

Впервые я увидел ритуал кормления чудовищ у ахавов, и он произвел на меня отталкивающее впечатление. В нем не было никакой звериной жестокости, коей так славятся равнинные племена: ни принесения в жертву детей, ни расчленения пленных, ни даже поедания внутренностей животных — ничего подобного. Ритуал был обычным повседневным действом, в котором принимали участие взрослые члены племени, и это монотонное однообразие перетекающих друг в друга дней придавало его неприглядной внешней стороне объем, открывающий путь в бездну. (далее…)

Посвящение шамана

Во время одного из своих путешествий я повстречался со странным племенем, обитавшем где-то в южных лесах. Точно указать их местоположение я не могу, поскольку к тому времени, когда я до них добрался, карта и все навигационные приборы были мною благополучно потеряны, либо пришли в полную негодность. Племя это жило самой примитивной жизнью, которую только может вообразить себе современный человек. Сами себя они никак не называли, поэтому в моих дневниковых записях они значатся просто как Племя с большой буквы «П». (далее…)