Под властью обезьяны

Оптимисты полагают, что человек произошел от обезьяны. Пессимисты считают, что этот процесс, мягко говоря, далек от завершения. Этологи ищут схожие модели поведения у людей и животных, а религиозные люди яростно отрицают любую возможность подобного родства. Обыватели привычно скрывают свои звериные инстинкты под красивыми пустыми словами, называя инстинкт продолжения рода «любовью», защиту стадной территории — «патриотизмом», привычку подчиняться — «законом», и так далее. Рафинированная интеллигенция и самозваные интеллектуалы смотрят на них с презрением и полагают себя свободными от власти внутренней обезьяны, сидящей в каждом из нас в независимости от того, что мы по этому поводу думаем. Однако они ошибаются: даже самая одухотворенная и творческая личность представляет собой всего лишь маску, под которой скрывается зверь, чьи желания просты и понятны: пища, доминирование, секс, а в конечном итоге — получение удовольствия. Далай-лама IV сформулировал это просто: «Все люди стремятся к счастью», но разве обезьяны хотят быть несчастными?

Разум считается главной отличительной чертой человека. Данное утверждение выглядит сомнительным, поскольку, во-первых, у нас нет объективных (то есть независимых от человеческого взгляда) оценок разумности других биологических видов, а, во-вторых, наличие разума и самосознания не может служить аргументом в пользу исключительности человека, если они используются для достижения тех же самых целей, что и у животных. С точки зрения стороннего наблюдателя нет принципиальной разницы между людьми, обезьянами и, скажем, дельфинами, поскольку все эти виды выполняют одну и ту же заложенную в них природой программу выживания и продолжения рода. Отличия наблюдаются лишь в способах достижения поставленной задачи, но они вторичны по отношению к главному: разумным можно считать лишь то существо, которое само ставит перед собой цели и задачи, и чем больше эти цели и задачи отличаются от чисто биологических, тем больше вероятность, что мы имеем дело с разумным существом.

Здесь велик риск угодить в старую ловушку противопоставления разума и инстинктов, дескать разум должен подчинить себе инстинкты и эмоции, дабы исключить их влияние на принятие решений. В основе подобных идей лежит все та же чисто животная потребность доминировать, жестко определяющая мотивы разума, вольного изобретать любые способы для установления единоличной власти, но неспособного при этом осознать скрытый источник своей движущей силы. Желания и инстинкты поступают схожим образом, борясь за контроль над людьми, и в результате человек превращается в поле битвы, где ни одна из сторон не может одержать окончательной победы. Эта многоликая обезьяна хочет быть единоличным вождем, поэтому идеалы гармоничного сосуществования разума и инстинктов, цивилизации и природы являются для нее пустым звуком. Все, что ей не подчиняется, должно быть уничтожено: как в человеке, так и в природе. Нынешний экологический кризис — наглядное тому подтверждение: уничтожение биосферы — не побочный эффект цивилизации, а основная ее цель. Впрочем, не следует идеализировать природу, ведь при первой возможности эта старая сука поступит с человечеством точно так же.

Природа, биология и бессознательное полностью контролируют и определяют поведение людей, их желания, цели, идеи и мечты. Миф о свободе воли тешит человеческое самолюбие, но ни на что большее он пока не способен. Человек не свободен ни внешне, ни внутренне, он может лишь изобретать решения стоящих перед ним задач, но не изменять сами эти задачи (доминирование, удовольствие и т. д.). В истории было несколько попыток переломить сложившуюся ситуацию, однако все они окончились провалом. Нет смысла перечислять их, достаточно будет упомянуть лишь самую известную, предпринятую без малого почти две тысячи лет назад.

Слова Иисуса «кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» известны, пожалуй, всем, и каждый интерпретирует их по-своему. Вырванные из контекста, они стали предметом яростной критики противников христианства и бесчисленных, порой весьма извращенных толкований его апологетов. Однако богословский и антиклерикальный аспекты в данном случае не так интересны, как чисто биологический. Христос противопоставляет эту «заповедь» старой морали, сформулированной как «око за око и зуб за зуб». Инстинкт требует от человека отвечать словом на слово, ударом на удар, смертью на смерть — в этой бухгалтерии насилия отказ от борьбы автоматически означает проигрыш. Внутренняя обезьяна не знает и не желает знать иной стратегии поведения по отношению к окружающим, поэтому предложение подставить другую щеку выглядит с ее точки зрения бессмысленным. Подставить другую щеку можно только более сильному противнику, демонстрируя свою покорность и согласие занять более низкое место в иерархии (отсюда, кстати, следует вывод, что учение Иисуса в принципе несовместимо с любыми видами иерархии, в том числе церковной).

Именно в таком ключе толкуют эти слова критики христианства, называя Иисуса учителем слабых и безвольных. Ошибочность данной интерпретации очевидна. Слабый и безвольный человек подставит другую щеку в независимости от того, что говорил Христос, просто потому, что такова его природа. Некоторые низкоранговые мужчины не могут даже мочиться в общественном туалете, если рядом справляет нужду более высокоранговая особь. Разумеется, слабый человек может найти оправдание своей слабости в словах Христа, убедив себя, что подставил другую щеку не потому что слишком труслив, чтобы дать сдачи, а в силу собственных нравственных убеждений, но в таком случае Иисус мог бы и вовсе ничего не говорить. Его призыв подставить другую щеку обращен к людям, готовым ответить ударом на удар, повинуясь приказам внутренней обезьяны, и направлен против животного инстинкта, блокирующего разумную деятельность и свободу воли.

Ни о каком бессилии здесь не может быть и речи: требуется изрядная выдержка и самоконтроль, чтобы не врезать в ответ, и огромная сила воли, чтобы подставить другую щеку, бросив тем самым вызов внутренней обезьяне своего обидчика и внеся разлад в ее личную бухгалтерию насилия. Ведь если противники равны или низкоранговая особь бьет высокоранговую, с каждым ударом растет ее внутренний долг, то есть количество ударов, которые низкоранговая особь должна получить, чтобы свести баланс к нулю. Именно в этом демонстративном отказе от сопротивления и кроется секрет так называемого «духовного превосходства» первых христиан, погибавших от рук язычников и в когтях диких животных на аренах Римской империи. Вслед за обрекшим себя на смерть Христом они сознательно нарушили баланс насилия, чего внутренняя обезьяна не может не понять, ни принять. В ХХ веке то же самое сделали евреи, чья массовая гибель в концлагерях превратила другие народы в их должников.

Впрочем, учение Христа не просуществовало достаточно долго, чтобы оказать заметное влияние на психологию людей. Многочисленные последователи, толкователи и богословы довольно быстро переиначили слова Иисуса удобным для себя образом (собрание сочинений одного только Иоанна Златоуста составляет 24 тома!), подогнав его под желания и потребности внутренней обезьяны. Христианство превратилось в иерархическую структуру, стремящуюся к доминированию во всем мире и безжалостно расправляющуюся со своими конкурентами и просто со слабыми беззащитными. Пусть и не сразу, но дисбаланс насилия, сложившийся поначалу в пользу последователей Христа, был смыт кровью еретиков, иноверцев и ведьм, уничтоженных во славу сказавшего «любите врагов ваших».

Вместе с ранним христианством почила в бозе и сама возможность духовной трансформации человечества в разумный вид (что, впрочем, не исключает других, недуховных способов подобной трансформации). Если в прежние времена духовным человеком называли нечто доселе невиданное, некий новый тип личности (Сократ, Будда, Христос), заметно отличающийся от известных, то сегодня под словом «духовность» понимают в первую очередь подражание какому-нибудь избранному образцу поведения, а говоря напрямую — обезьянничание. Быть духовным человеком сегодня значит подражать Христу, Будде или одному из бесчисленных гуру, следуя его словам и поступкам в надежде обрести высшую мудрость и вознестись в глазах окружающих.

Современные искатели духовности представляют собой всего лишь свору обезьян, копирующих и передразнивающих учителей прошлого. Они хотят стать кем-то другим, они требуют, чтобы им указали «правильный» путь и снабдили подробной инструкцией, гарантирующий его успешное прохождение, но они не желают становится самими собой — подобные мысли даже не приходят им в голову. Они мечтают явиться миру в образе великих учителей, старцев или махатм, поучая и наставляя преданную паству, состоящую из таких же как они потерянных мартышек, восхищенно ждущих от гуру эксцентрических выходок и хлестких цитат на все случаи жизни. Искать новые вершины и прокладывать свой собственный путь — занятие не для них, ведь в глубине души они понимают: стать самим собой для многих из них означает стать никем.

Быть никем — страшно, но возможно сегодня это единственный способ перестать быть обезьяной.

Tannarh, 2017 г.

Реклама

4 комментария

  1. Зачем перестать быть обязъяной? Разве не для счастья человек хочет перестать быть обезьяной? Разница между таким человеком и обезьяной в том что такой человек больной шизофреник, а обезьяна здоровье существо выполняющее Команды Духа.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s