Толерантность и сила

Жить — это прежде всего участвовать.
Сальвадор Дали

Сильные бьют слабых. Так было всегда, но лишь недавно слабые придумали слово «толерантность», чтобы ограничить сильных в их неотъемлемых биологических правах. Теперь многие думают, что приезжих, геев и иноверцев бьют по каким-то иным причинам, нежели их неумение постоять за себя и дать сдачи. Вопрос силы оказался под негласным запретом и о нем мало кто задумывается с полагающей серьезностью.

Простой пример: скинхед избил таджикского гастарбайтера. Общество пытается истолковать его поступок каким-то извращенным способом, будто причиной случившегося была расовая или национальная ненависть, однако все это словоблудие следует признать абсолютной чушью. Если бы гастарбайтер был сильнее скинхеда, то по морде получил бы не он, а нападавший. Никто, однако, не спешит признаваться в собственной слабости.

Отсюда возникает потребность интерпретировать произошедшее наиболее удобным для себя способом. Гастарбайтер говорит: «Меня избили не потому, что я слаб, а потому что я принадлежу к другой национальности, следовательно, нападение на меня является покушением на всю мою нацию». Таким образом он не просит защиты у общественности и государственных структур, а требует ее, порождая тот самый национализм, с которым, якобы, сегодня все пытаются бороться.

Как только государство признаёт за ним исключительное право на защиту по национальному признаку, у скинхеда возникает закономерный вопрос: «Если мое государство защищает других людей только из-за их национальности, то кто тогда защитит русских?» Ответ представляется ему очевидным: в ситуации враждебной политики государства по отношению к русским только скинхеды и националисты способны отстоять права коренной нации.

В результате, вместо снижения уровня национализма и ксенофобии в обществе мы получаем их рост. Иначе говоря, сегодня борьба с национализмом — это не следствие, а причина этого самого национализма. Лекарство порождает болезнь, защита провоцирует нападение.

Рассмотрим другой пример, который прояснит некоторые нюансы этого удивительного вывиха в массовом сознании. Гомосексуалы требуют, чтобы им разрешили проводить гей-парад в Москве. Их требование обращено в первую очередь к государству, они пишут всевозможные воззвания, петиции и жалобы. При этом используется один и тот же беспомощный аргумент: в Европе гей-парады разрешены, так почему их запрещают в России?

Отечественные гей-активисты забывают, что в западных странах гомосексуалы реально боролись за свои права и некоторые даже погибали в этой борьбе, именно поэтому у них есть право ходить с гордо поднятой головой там, где им вздумается. Если бы вся их деятельность свелась к написанию бюрократических бумажек, никаких гей-парадов в Европе не было бы и по сей день.

Короче говоря, западное гей-движение было в достаточной степени сильным, чтобы заставить считаться с собой не только чиновников, но и гомофобов. Но российские геи не спешат становиться сильными, ведь гораздо проще плакаться друг другу в жилетку, проклиная «эту страну» и ее «дикий народ», который не понимает загадочную «голубую душу».

Многие гомофобы говорят им примерно следующее: «Вы можете заниматься у себя дома чем угодно, но не смейте выносить это на улицы наших городов». У гомофобов есть право называть улицы российских городов «своими», поскольку они достаточно сильны, чтобы подкрепить свои слова крепкими кулаками. У российских геев такого права нет. Они требуют у государства защиты, признаваясь тем самым в своей слабости, а слабых бьют и будут бить дальше до тех пор, пока они не научатся давать сдачи.

Поняв, что российское гей-движение не способно отстаивать свои интересы, чиновники уже не стесняясь начинают принимать дискриминационные законы вроде запрета на пропаганду гомосексуализма. Бредовость казенных формулировок оказывает деморализующее воздействие на отечественных гомосексуалов, ведь в словосочетании «пропаганд гомосекуализма» смысла не больше, чем в выражениях «пропаганда еврейства» или «пропаганда курносости». Невозможно аргументировано опровергнуть то, в чем нет никакого смысла.

Многие считают чиновников идиотами, однако они оказывают российскому гей-движению неоценимую услугу. Научитесь бороться за свои права, и тогда вас услышат. Станьте сильными, и тогда с вашим мнением будут считаться. Но геи не хотят признаваться в своей слабости, поэтому они уезжают в другие страны, либо занимают пассивную гражданскую позицию. Они используют слово «толерантность», чтобы запретить сильным покушаться на их свободу, однако слова — это плохая защита от кулаков.

Чем громче геи кричат о «толерантности», тем больше в России появляется ярых гомофобов, которые не хотят и не будут уважать слабаков только за то, что они начитались многословных европейских конвенций. Даже если государство пожалеет их и позволит провести гей-парад, это не спасет гомосексуалов от враждебных подворотен с позвякивающими в невидимых руках велосипедными цепями.

Слабых будут бить всегда. Единственный способ избежать этого заключается отнюдь не в насаждении «толерантности» или «политкорректности», а в том, чтобы стать сильным. При этом я имею в виду не только и не столько физическую силу, сколько духовную, которая заключается в умении выбирать себе жизненные цели и двигаться к их достижению, преодолевая возникающие на пути трудности, а не требуя, чтобы кто-то другой убирал их с твоего пути.

В этом отношении весьма показателен пример с евреями. До тех пор, пока они были слабым разобщенным народом, во многих странах их унижали и убивали без зазрения совести. Сегодня Израиль является мощным государством, с которым вынуждены считаться многие бывшие гонители еврейского народа. Их беспощадная борьба с террористами и палестинскими боевиками вызывает бурю негодования в арабских государствах. И если раньше евреев презирали за слабость, то теперь их ненавидят за силу, но поделать с ними ничего не могут.

Государство — плохой помощник в деле борьбы за свои права. Движение феминисток захлебнулось и выставило себя на всеобщее посмешище, когда в западных странах стали принимать так называемые законы против половой дискриминации. Например, квоты для женщин в парламенте наглядно продемонстрировали слабость феминисток, которые слишком немощны, чтобы пройти во власть без форы. Маргарет Тэтчер не нуждалась ни в каких квотах и добилась всего сама, без подачек и квот.

Любая страна, которая поощряет слабость, роет себе могилу. Из слабаков получаются плохие граждане и никудышные политики. Сегодняшние преференции для Русской Православной Церкви обернуться для нее завтра катастрофой, поскольку сытые года никогда не длятся вечно, а в трудные времена слабаки не выживают. И точно так же сегодняшние гонения на гомосексуалов могут подготовить для них триумф в будущем, если они сделают правильные выводы из происходящего и начнут бороться за свои права, а не клянчить подачки у властных структур.

Сбившись в группу, слабые могут победить сильного, но против группы сильных не устоит никто. Разговоры о толерантности — это лишь неудачная попытка скрыть свою немощь под красивыми словесами. Требовать искреннего уважения столь же бессмысленно, как требовать настоящей любви. В лучшем случае вы получите лицемерные улыбки, а в худшем — сильных врагов, взбешенных вашими притязаниями на равноправие с ними. Нужно бороться за свои права, причем в буквальном смысле этого слова, а не имитировать борьбу, кивая на зарубежные страны и горестно вздыхая над российской действительностью. Любое право, данное государством, государство же может и отнять, но только завоеванное в борьбе останется с победителем навсегда.

Tannarh, 2011 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s