Билет в Шпонголэнд

Together we’ll escape so take my hand
And let us fly to Shpongleland.
Shpongle “No Turn — Unstoned”

Звезды — это трещины под ногами. За точность формулировки не ручаюсь, но смысл был примерно такой. К этому потрясающему выводу пришел один скептик, возвращавшийся ранним субботним утром от друзей к себе домой. Быть может на его умственное состояние повлияла неожиданно теплая августовская ночь или же данное откровение пробудилось к жизни благодаря изрядной дозе самопального абсента с пейотом, отведанной в неплохой компании несколькими часами ранее. А может до него наконец-то дошел смысл моих долгих и путанных объяснений, с помощью которых я усыпил его бдительного внутреннего стража. В одном я был уверен точно — пейот был здесь совершенно ни при чем, поскольку его добавление в абсент вызывает исключительно психологический эффект, что многократно подтверждалось в ходе многочисленных экспериментальных дегустаций.

Двумя месяцами ранее этот скептик имел неосторожность прицепиться к моим словам о «расширении сознания». Он очень долго и обстоятельно объяснял мне, почему это словосочетание является некорректным и просто глупым, что сознание не может ни сужаться, ни расширяться и что всем мои рассуждения об ИСС не опираются ни на что иное, кроме книг Кастанеды под редакцией некоего В. Пелевина, прочитанных мною еще во времена раннего ельцинского палеолита. Короче говоря, скептик страшно меня позабавил, хоть сам этого и не понял. Вместо того чтобы бросаться в бой, совать ему в руки книжки Горфа и Лири и лопотать всякие глупости об ущербности господствующей картины мира, я замыслил многоходовую комбинацию, приведшую нас в итоге на пустынную московскую улицу с потрескавшимся от жары асфальтом и тусклыми звездами над головой.

Скептик остановился, чтобы прикурить и замер, глядя на тротуар под своими ногами. Затем он поднял голову и уставился в небо. Я подошел поближе. Не замечая меня, скептик снова стал рассматривать трещину в асфальте. На мой взгляд, в ней не было ничего особенного, просто еще одно свидетельство некомпетентности дорожных рабочих. В Москве вообще трудно найти улицу, где тротуары не выглядели бы так, словно по ним пробежалось стадо диких слонов. Наконец мне надоело ждать и я поднес зажигалку к сигарете, застывшей во рту скептика. От вспыхнувшего прямо перед лицом язычка пламени, скептик вздрогнул и уставился на меня широко открытыми глазами.

— Ты знаешь… — начал было он и осекся.

— Что?

Скептик молча разглядывал меня, словно я был диковинным чудовищем, невесть какими путями пробравшимся в мир обычных людей. Зажигалка начала нагреваться.

— Ты прикуривать будешь?

— Да. Да, конечно.

Пока я убирал зажигалку, он успел несколько раз затянуться.

— Что ты там такое увидел? — поинтересовался я, глядя на его удивленное лицо. — Не томи, рассказывай.

Наконец, он набрался смелости и выпалил:

— Звезды — это трещины под ногами.

— Что вверху, то и внизу, — сказал я с усмешкой, поскольку подобные откровения были для меня не внове.

— Ты не понимаешь…

— Никто не понимает.

— Но я же…

— Это пройдет. Завтра утром, вернее сегодня утром, ты проснешься, и все это покажется тебе бредом. Так происходит со всеми. Всегда.

— И ничего нельзя сделать?

На него было жалко смотреть. Я тяжело вздохнул попытался объяснить ему то, что вообще нельзя объяснить словами:

— Можно возвращаться к этому время от времени, просто чтобы не забывать о том, что действительно имеет значение. Прекрасные мгновения не останавливаются, но и не исчезают насовсем. Если ты пережил это один раз, значит, оно останется с тобой навсегда. У тебя простой выбор: забыть или принять.

— Я не хочу забывать, — сказал скептик с мрачной решимостью человека, готового по своей воле прыгнуть в бездну.

— Тогда прими это.

Я протянул ему руку ладонью вверх. Между линией жизни и линией сердца лежал небольшой предмет, который я с риском таскал всю ночь.

Похоже, скептик увидел его впервые.

— Что это? — спросил он с любопытством.

— Билет в Шпонголэнд.

— Куда?

— Домой, — улыбнулся я. — Туда, где ты был только что. Бери, пока я добрый.

Скептик взял, повертел в руках и недоуменно уставился на меня, ожидая дальнейших инструкций.

— Если захочешь вернуться, ты знаешь, что нужно сделать.

— Это то, о чем я думаю?

— Лучше.

Скептик спрятал подарок в карман.

— Ну что, по домам? — спросил я, доставая сигарету из пачки. — Ничего интересного сегодня больше уже не произойдет. Конечно если ты сам не захочешь.

— Нет, не сегодня, — отозвался скептик и снова поглядел на асфальт, а потом на звезды, почти невидные на светлеющем небосводе.

— Тогда пошли.

Мы двинулись дальше по улице, улыбаясь и старательно обходя трещины на асфальте, потому что не пристало людям попирать ногами звезды. Думаю, когда моему другу хватит смелости добраться до Шпонголэнда, в мире станет одним скептиком меньше, а значит я не зря прожил эту чудесную ночь.

Tannarh, 2011 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s