Игры слов

Оставление. Странник избегает ненужных битв. Он не отвечает на вызов каждой твари, что желает с ним сразиться.
 

Убийство. Странник говорит: «Тот, кто причиняет вред моему телу или убивает его, тот причиняет вред и моему духу. Всякий же вред, нанесенный моей душе, немедленно отражается на моем теле. Оттого убийцы и проповедники равны в моих глазах».
 

Миропонимание. Нужно не только уметь смотреть на мир, но и чувствовать его. Тогда даже слепота не станет для странника проблемой.
 

Миропостижение. «Нужно искать и видеть чудеса, которых полно вокруг тебя. Ты умрешь от усталости, не интересуясь ничем, кроме себя самого; именно от этой усталости ты глух и слеп ко всему остальному» (Карлос Кастанеда). Странник не просто смотрит на мир, он старается видеть и постигать.
 

Рутина. Для странника выполнение общепринятых действий, таких как, например, рукопожатия, соблюдение распорядка дня, говорение прозой, а не стихами, сон, трехразовое питание, не является очевидностью.
 

Великие деяния. У странника нет «великой миссии» или «предназначения». Ему безразлично человечество, странник действует независимо от него.
 

Осуждение. Странник отвечает на осуждающие взгляды искренним безразличием. Есть лишь один человек, который имеет право судить странника, но никогда не будет этого делать, — это он сам.
 

Помощь. Странник понимает весь смысл выражения «помоги себе сам».
 

Дураки. Странник не избегает дураков, но никогда не доверяет им. Дурак предал Иисуса всего за тридцать серебренников, чтобы другие заработали миллиарды. Оттого странник не метит ни в Иуды, ни в Иисусы.
 

Желания бытия. Желания странника определяют его бытие.
 

Смерть бытия. Рутина убивает бытие. Странник избегает обыденности во всем.
 

Ключ. Свет, из которого происходит все доступное нашему сознанию, ограниченному неистовым желанием познать мир, гаснет в непостижимой области единого ничто. Путь, хранящий отпечатки наших босых израненных ног, берет свое начало там, в невозможном, непостижимом, где нет ни начала, ни конца, ни пустоты. Ничто порождает все, оставаясь бесплодным небытием, никогда не знавшим родовых схваток никогда не рождавшимся и не способным умереть. Мысли растворяются в ничто, не прибавляя к нему ничего, и происходят из ничто, не отнимая от него ничего, потому что в ничто нет места ни для чего. Знание о ничто нам недоступно, мы можем только лишь отрицать его абсолютное отрицание и смеяться. Смеяться над слепой доверчивой Вселенной, позволившей полудиким безмозглым обезьянам, больным манией величия, претендовать на величайшее из возможных знание. Чего мы хотим от ничто, хотим ли мы жить бесконечно и не умирать никогда, лишь изредка растворяясь в чистейшей, не оскверненной материей, мысли. Умереть человеком и снова родиться с могуществом бога нам не позволят наши желания, страсти и немощь, от которых свободно ничто. Пустоты и забвения требует наш избалованный дух, едва лишь вступив на безумно красивый, безумно опасный познания путь. Ничто не существует  — это нас угнетает, мы бродим бесцельно во мраке, рожденном боязнью перед великим ничто, и тратим себя, разыскивая лживый ослепительный свет.
 

Окружающие. Людям только дай повод выставить себя идиотами, а там они уж расстараются. Странник понимает, что бесполезно сражаться с людской тупостью, инертностью, закостенелостью.
 

Ошибки. Странник понимает, лучше ошибиться, чем потом сожалеть о несделанном.
 

Авторитеты. Странник отрицает авторитеты, но не их заслуги.
 

Ограниченность. Странник не страдает из-за того, что чего-то не может и поэтому не стремится к невозможному для себя.
 

Открытость. Странник не замыкается в себе, он открыт всем ветрам, но не каждый ветер может его увлечь.
 

Муки совести. Странник не мучается из-за пустяков. Он знает, все в жизни — пустяк.
 

Странник и религия. Религия — это пустота (вера), порожденная пустотой (бог) и стремящаяся в пустоту (рай/нирвана). Религия стремится к безмыслию. Религия потакает потребности людей не думать, забыться, превратиться в единый ком протоплазмы, пребывающий в состоянии «райского» блаженства, поэтому сама ее суть противна страннику. Почему-то люди считают, что на все их вопросы уже должны существовать готовые и главное понятные им ответы. Непонятные ответы, а тем более отсутствие ответа вызывает у них страх и, в некоторых случаях, панический ужас. Странное убеждение: после вопросительного знака обязательно должно стоять еще хоть что-нибудь, сгодится любая ахинея. Религия — это клякса после вопросительного знака. Странник не пишет после таких клякс, он начинает с чистого листа. «Религия хитрым сплетением слов/ Силки для людей расставляет./ Различны силки  — неизменен улов:/ Глупец в них всегда попадает» (Абу-ль-Аля аль-Маарри).
 

Добыча. Рано или поздно странник подстрелит на охоте зверя по имени Здравый Смысл. Это будет отличный трофей.
 

Общество. Странник не столько живет в обществе, сколько окружен им.
 

Мечты мира. Странник ценит свой «внутренний» мир, однако не предается пустым мечтаниям.
 

Чудеса. Странник не верит в чудеса, он просто допускает их существование.
 

Мнения. Странник не попадает в ловушку собственного мнения о других, и не становится жертвой чужого мнения о себе.
 

Чудовища. Мир вокруг странника кишит воображаемыми чудовищами — сказками-о-сущем. Странник не прикасается к этим сказкам, чтобы не заразиться ими.
 

Очевидное. Странник подвергает сомнению всякую очевидность, всякую данность, всякое «так должно быть».
 

Воля. Странник знает, что по ту сторону «хаоса» и «порядка», «света» и «тьмы», «добра» и «зла» находится его воля, оживляющая эти никчемные слова. Своим сознанием странник стремится уничтожить эти преграды и соединиться с ней.
 

Раны. Есть люди с израненными душами. Душа странника здорова и чиста, на ней нет кровоточащих ран и старых рубцов.
 

Рабство. Странника можно убить, посадить в тюрьму, искалечить, оболгать, но никто, кроме самого странника, не в силах лишить его свободы.
 

Пустословие. Странник не подчиняет свою жизнь словам.
 

Доверие. Доверие странника стоит дорого. Все человечество не сможет его купить.
 

Великое «Не». Странник не воин, не раб, не бог, не судья, не палач. Он — великое «НЕ», перед тюрьмой каждого определения.
 

На горе. Взойдя на вершину горы, странник первым делом оглядывается в поисках новых вершин.
 

Помощь. Странник помогает только тем, кто в будущем поможет ему.
 

Эскапизм. Эскапизм — чума двадцать первого века. Странник не бежит от реальности.
 

Реальность. «А по-вашему, Луна существует только когда на нее смотришь?» (Альберт Эйнштейн). «Луна» существует, только когда странник смотрит на нее. В остальное время он допускает, что она является/кажется чем-то иным.
 

Разум. Странник говорит: «Разум — это кривое зеркало, единственное достоинство которого заключается в том, что оно хоть как-то отражает действительность».
 

Любовь и страх. Странник не требует от других любви и страха, но и не отказывается от таких подношений.
 

Тоска. Если к страннику приходит тоска, он отправляется в путешествие.
 

Будущее. Странник не предсказывает свое будущее, он создает его.
 

Взаимопонимание. Странник, в отличие от многих, сумеет найти общий язык с любым существом. Утром он пожимает руку Адольфу Гитлеру, а вечером ужинает с Папой Римским.
 

Нормальность. По меркам обывателей странник — сумасшедший, но отнюдь не безумный.
 

Ненормальность. Все люди сумасшедшие, просто одни считают себе нормальными, а другим кажется, что они врачи.
 

Молчание. Есть множество людей, которые не понимают слов. Для таких у странника припасено молчание.
 

Поиски. Странник ищет не просто знаний, но мудрости.
 

Величие. Странник помнит, что величие может быть не только в ярости, но и в трусости.
 

Прах. Странник знает, что все следы, оставленные им в мире, когда-нибудь сотрутся, поэтому он не ищет смысла жизни в оставлении следов.
 

Немота. Странник говорит: «Слова убивают мысли. Имя темницы моего разума — Невыразимость».
 

Смотрение. Люди смотрят на мир через себя, странник смотрит на себя через мир.
 

Видение. Странник видит то, что есть, а не то, что хочет видеть.
 

Правила. Прежде всего, странник отказывается от правил, установленных другими, и сам создает правила для себя. Потом он отказывается от любых правил.
 

Личная сила. Странник никогда не знает точно, на что он способен. Вся его жизнь — это череда побед над этим незнанием.
 

Средства. Для достижения своих целей странник вступит в любые союзы, пойдет на любые компромиссы и предаст любого, кроме себя. Странник использует меч, там, где можно использовать меч, и яд, там, где разумнее использовать яд.
 

Стать и быть. Стать странником может каждый, но не каждый сможет быть странником хотя бы день.
 

Принцип боя. Странник не подставляет после удара другую щеку. Он вообще не допускает, чтобы его ударили, и бьет первым.
 

Книговедение. То, что странник не верит в бога, не мешает ему уважать Библию и Коран, если они кажутся ему достойными уважения.
 

Вероятности. Странник ни во что не верит, в том числе и в неверие, но допускает все что угодно. Разумеется, существует вероятность, что все написанное в Библии — чистейшая правда (равно как и то, что «Звездные Войны» были сняты по реальным событиям), однако подобные пустяки совершенно не волнуют странника. «Бога нет», — говорит странник, и бога действительно нет. «Бог есть», — говорит странник, и бог появляется. Это имеет значение исключительно для самого странника.
 

Против невежества. Странник принимает к сведению любую информацию, однако, в отличие от многих, может позволить себе сказать: «Какая разница, от чего происходит радуга: от преломления света в капельках воды или от поэтического вдохновения?»
 

Маски долой! Милосердие и жестокость, сочувствие и равнодушие, любовь и ненависть, грусть и радость, ярость и спокойствие, отвага и трусость — когда странник отдыхает, ему не нужно скрывать свое истинное лицо под этими масками.
 

Мысли на пути. Каждая мысль о грехе, религии, долге, морали, собственном превосходстве уводит странника с пути. Странник, уделяющий окружающему миру больше внимания, чем себе, уже сошел со своего пути.
 

Мысли на обочине. Странник понимает, что мысли других о нем могут быть опасны для него, его здоровья и благополучия, но он не боится их.
 

Мухи и слоны. Странник не преувеличивает и не преуменьшает. Все относительно.
 

Стыдливый взор. Странник стремится к красоте этого мира, но не отводит стыдливо взгляд от уродства.
 

Животное. Странник не дрессирует животное, сокрытое в нем под маской цивилизованности. Он учится у него.
 

Границы. Нет такой черты, стоя у которой странник сказал бы: «Это граница, за которую я никогда не осмелюсь переступить».
 

Слова. Странник понимает, что слова ничего не значат, поэтому всегда тщательно подбирает их. Для странника не существует бранных или недозволенных слов. Все слова одинаковы, все — разукрашенные пустышки.
 

Когорта. Среди странников нет недостойных.
 

Дар врага. Странник не играет в благородство. Если враг повернулся к нему спиной, он воткнет в нее нож.
 

Стороны. У странника нет слабых или сильных сторон, в его личности присутствует полезное и бесполезное, приятное и неприятное, познанное и непознанное.
 

Вопросы и ответы. Странник не боится задавать вопросы и, что важнее, получать ответы. Странник понимает, что не на каждый вопрос существует ответ, да и не всякий вопрос заслуживает ответа.
 

Лжец, лжец. Странник не лжет себе, говоря: «у меня все под контролем», «завтра я буду жив», «я прав» и т.п.
 

Притча о правде. Шел человек по дороге и вдруг споткнулся о камень, на котором были высечены два слова: «Я прав». Надпись эта очень понравилась человеку, поэтому он положил камень в карман и пошел дальше. Теперь он внимательно смотрел под ноги, не замечая ничего вокруг, и вскоре наткнулся на другой камень с такой же надписью. Человек и его засунул в карман. Постепенно камней становилось все больше, они заполнили карманы, и человеку приходилось засовывать их за пазуху. Идти становилось все труднее, пока наконец человек не рухнул на дорогу, придавленный весом собранных камней. Чтобы подняться, человеку нужно было  лишь избавиться от своей непосильной ноши, но человеку казалось, что камни эти имеют огромное значение, поэтому он был готов умереть от голода ради них. Так и случилось, но даже после смерти человек продолжал сжимать в руках камни, на которых было написано «Я прав».
 

Право первого удара. Странник не ждет, пока его враги соберутся с силами, и бьет в самое уязвимое место.
 

Учителя. Странник сам выбирает себе учителей.
 

Окончательность. Странник понимает, что нет ничего окончательного.
 

Центр мироздания. Людям свойственно придавать своим действиям какой-то глобальный смысл, воспринимать себя, как объект постоянного наблюдения бога или кармы, которые записывают все их слова и мысли. Осознание собственной незначительности/незначимости вышибает у них почву из-под ног, ведет к запорам, депрессиям и суициду. Странник не считает себя центром мироздания или существом высшего порядка. Быть выше толпы — не значит выше всех задирать нос. Быть удивляющим человеком и человеком удивительным — не одно и то же. Твое развитие определяется не количеством восхищенных взглядов, устремленных на тебя, а количеством восхищенных взглядов, устремленных тобой на вершины, готовые тебе покориться.
 

Бессмысленное поклонение. Странник не кланяется и не поклоняется. Поклонение кому-либо есть признание собственной ничтожности. Ничтожеству все равно кому поклоняться, главное — не чувствовать себя ничтожеством. Стоять на коленях, вымаливая жалкие подачки или прощение, — существует ли на свете большая нелепость? Существует. Это вера в то, что ты получишь эти подачки и прощение. Все-таки не следовало отменять рабство, когда вокруг полно людей, желающих сделаться рабами добровольно. Свобода обесценилась и превратилась в тряпку для вытирания пыли с экранов телевизоров. Это угодливое: «можно ли быть свободным?» Можно ли не быть свободным?! Существует ли несвобода вообще?! Не путают ли многие свободу с нерабством? Принимает ли странник поклонение других? Ровно в той степени, в какой жаждущие рабства желают ему поклоняться. Странник не зависит от своих слуг.
 

Страдальцы. «У каждого своя чаша страданий, — говорят люди, — и каждый выпьет ее до дна». «Ваше здоровье!» — провозглашает странник, выливая страдания из своей чаши на их пустые головы и наполняя ее чистейшими удовольствиями. Странник выпивает чашу удовольствий и наполняет ее вновь.
 

Игры слов. Странник старается по возможности избавляться от слов. Окружающий мир — это игра слов, где слова играют людьми.
 

Пища. Странник не питается чужой силой и не позволяет другим кормиться своей.
 

Смертельные игры. Странник не играет со смертью и не позволяет ей играть с собой.
 

Вечное изменение. Взору странника открыто движение там, где другие видят неизменность и смерть. Он видит течение гор, бег земли и жизнь мертвых.
 

Что такое «хорошо» и что такое «плохо». «Хорошо — это когда хорошо, прежде всего, мне, — говорит странник с иронией, — а плохо — это когда мне плохо».
 

Пища странника. Странник живет свободой. Рабство — это путь к смерти.
 

Трудности. Труднее всего страннику дается безделье.
 

Имитация. Странник не выкладывается на полную там, где можно притворится, и наоборот.
 

Стыд. Странник не испытывает стыда из-за своей внешности, убеждений, сексуальных предпочтений, привязанностей, знакомых, родственников.
 

Важность. Странник не принимает важных решений, все решения, принятые им на жизненном пути, одинаково не важны.
 

Законы. «Дуракам закон не писан», — смеются дураки. «Все законы написаны именно для дураков, которые не могут жить своим умом», — смеется странник. Странник не нарушает законы, он не признает их.
 

Утешение. Странник не утешается бедами своих врагов, если только не он — причина их бед.
 

Жертва. Странник ничего не приносит в жертву. Он избавляется и приобретает.
 

Мера стада. По меркам обычных людей странник может быть и успешным человеком и неудачником, однако странник не меряет себя по обычным людям и обычных людей — по себе.
 

Свиньи и жемчуг. «…не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» /От Матфея 7:6/. Странник волен бросать жемчуг перед кем угодно, если само бросание доставляет ему удовольствие, и для каждой свиньи у него отыщется подходящий булыжник.
 

Потеря силы. Странник знает, что больше всего теряется в мелочах. Он не растрачивает силы на то, что не принесет ему большей силы.
 

Власть милицейских дубинок. Странник помнит, что слуги власти — это дрессированные животные, которое требует к себе соответствующего обращения.
 

Сила взгляда. Странник не отводит взгляда первым.
 

Паутина мира. Странник понимает, что чем меньше нитей связывают его с миром, тем больше у него свободы.
 

«Да» и «Нет». Для странника нет разницы между человеческими «Да» и «Нет». Он знает, что всякое «Да» можно превратить в «Нет», и всякое «Нет» — в «Да». Странник — худший из соблазнителей и искусителей, ибо он соблазняет и искушает саму реальность.
 

Старость. У странник нет почтения к людям, которые в молодости не позаботились о своей старости. Всякий, кто проработал на одном месте всю жизнь да еще и гордится этим, заслуживает ровно столько, сколько государство бросает в его миску.
 

Эмоциональность. Странник — хозяин своих эмоций. Он управляет ими, а не наоборот. Всякую сильную эмоцию, испытанную странником по отношению к чему-то более низкому, можно назвать вредной для ума. И наоборот, эмоция, испытанная по отношению к чему-то возвышенному, пока еще не достигнутому является полезным стимулом.
 

Невозможность скуки. Общение с людьми для странника — игра по его правилам. Привычка к общению всегда остается только привычкой, а не жизненной необходимостью. Скучно может быть при общении с кем-то, если же тебе скучно в своем одиночестве — это повод для размышлений.
 

Фобос и Деймос. Странник может испытывать страх, но он никогда не боится.
 

Искренность и правда. Странник ценит искренность и не доверяет правде.
 

Война. «На войне все средства хороши», — говорит странник и безжалостно расправляется с противниками, поскольку не надеется на милость с их стороны в случае своего проигрыша. Страннику нечего терять и некуда отступать.
 

Обучение. Странник не знает, какие навыки и знания могут пригодиться ему в будущем, поэтому учится всему, до чего дотягивается его разум.
 

Иллюзии. Странник не тратит силы на создание ненужных иллюзий (имиджа, впечатления о себе и т.д.), кроме тех случаев, когда они приносят ему защиту, пользу или удовольствие.
 

Люди идола. Если странник встречает людей какого-нибудь идола, он просто обходит их стороной. Если они встают у него на пути, он сокрушает и людей и их идолов.
 

Начать сначала. Странник не доигрывает безнадежные партии.
 

Прихлебатели. Странник ни с кем не делится своими победами и поражениями.
 

Голод. Странник не позволяет питаться собой, своим умом, своей душой. Голодному — накорми себя сам. Сытому — не оскорбляй свой взгляд видом истощенных, если не имеешь сверх съеденного, чтобы бросить им. Те же советы для дураков и мудрецов.
 

Монолог мира. Мир постоянно говорит с людьми. Странник внимательно слушает, но не вступает в диалог с миром.
 

Суеверия, предрассудки, идеалы. Странник не воюет с призраками. Верующие и атеисты, нацисты и антифашисты, христиане и сатанисты, мистики и скептики одинаково ему безразличны. Впрочем, ради собственной выгоды странник вступит в любую организацию.
 

Храбрость и трусость. Странник не храбрец и не трус. Он просто идет вперед, и не важно как: с гордо поднятой головой или на стертых в кровь коленях.
 

Целеустремленность. Если однажды к страннику явится сам дух странствия и попросит его свернуть с пути, странник рассмеется и пошлет его к чертовой матери.
 

Противники. У странника не может быть тупых, слабых, жалких противников.
 

Прошлое и будущее. Взяв из прошлого, все, что ему нужно, странник обращает свой взор в будущее и больше не оглядывается.
 

Постоянство. Странник избегает оценок и суждений. Собственное мнение не является для него аргументом при принятии решений, общественное — тем более.
 

Следы. Порой странник не оставляет следов, но случается, что каждый его след — кровоточащая рана, взывающая к безразличным небесам.
 

Чужие клетки. Странник не питает мнение о своей личности предсказуемыми или понятными поступкам. Люди в его присутствии чувствуют себя неуютно, поскольку не знают, что он сделает в следующую секунду.
 

Относительность знания. Странник является таковым независимо от мнения окружающих или своего собственного. Странник может даже не подозревать о том, что он странник. Точно так же странник может не знать, что он не странник и никогда им не станет, однако это не имеет никакого значения.
 

Доказательств! Странник никому не доказывает, что является странником, не потому, что не может, а потому, что в этом нет никакой необходимости. По этой же причине странник никогда не станет доказывать, что кто-то другой не является странником. Судить о людях по их словам и поступкам можно, когда имеешь дело с миллионами, в случае же с каждым конкретным человеком никакая схема не срабатывает. И простой провинциальный учитель может оказаться Чекотило.
 

Единомышленники. Странник не ищет последователей или учеников, поскольку не нуждается в подпорках и костылях. Но иногда взор его устает от глядения в тусклые овечьи глаза, и тогда он идет к тем, кого считает единомышленниками, чтобы очистить свои глаза от грязи.
 

Лишения. Странник ни от чего не отказывается, все лишнее он сбрасывает с легкостью, наслаждаясь самим процессом освобождения. У странник нельзя ничего отнять, даже жизнь.
 

Справедливость. В страннике нет справедливости, и в этом он подобен Вселенной.
 

Имена. Странник сам выбирает себе имя. Оно может иметь какой-нибудь явный или скрытый смысл или вовсе не иметь никакого смысла. Имена и прозвища, данные ему другими, странник отвергает — такие подарки ему не нужны.
 

Ошибки. Странник не ошибается, потому что любое его действие находится за пределами «правильности» или «неправильности».
 

Иные инструменты. Когда разум оказывается бессилен, странник действует по наитию, если же и оно молчит, на помощь приходят инстинкты.
 

Желания. Все, что делает странник, он делает исключительно потому, что хочет, а не потому, что вынужден или обязан.
 

Две величайшие загадки. Мир — это тайна и странник — тайна, прочее — пустые домыслы. Мир и странник неисчерпаемы.
 

Цена жизни. Странник ценит жизнь не саму по себе, а за те удовольствия, которая она дарит ему.
 

Совершенство. Мир совершенен, несовершенным его делают люди. Отход от человеческого для странника есть движение к совершенству.
 

Доверие. Никогда и ни при каких обстоятельствах странник не доверяет людям.
 

Пробуждение. Однажды странник проснется и поймет, что видел последний сон в своей жизни.
 

Первая битва. Рано или поздно на пути странника возникнет могущественный противник. Это будет сам странник. Чтобы идти дальше, страннику придется сразиться с этим противником. Исход этой битвы решит все.
 

Вторая битва. Следующим противником странника станет путь, по которому он идет. Исход битвы между ними решит многое.
 

Третья битва. Однажды странник столкнется с новым противником — с самим духом странствия. Исход третьей битвы не решит ничего.
 

Ложь о себе. Когда странник говорит о себе, он всегда лжет, даже если считает, что говорит чистую правду.
 

Реакции странника на мораль, стиль и моду. Улыбка Чеширского Кота.
 

Сокровища. Странник собирает сокровища знаний и владеет ими, но сокровища эти не властны над странником.
 

Принуждение. У странника нет слабых мест. Его невозможно шантажировать, скажем, жизнями родных и близких, потому что во всей Вселенной не найдется человека, которого странник назвал бы родным или близким.
 

Странник и стадо. Странник четко понимает, что жить в стаде невозможно. В стаде можно только жрать, срать и совокупляться. Впрочем, некоторые считают, что жизнь сплошь состоит этих трех действий.
 

Звездная пыль. Для странника люди значат не больше, чем пыль или звезды, или даже он сам.
 

Добро и зло. Странник свободен от иллюзий «добро» и «зло». Понятия «добро» и «зло» создают у людей впечатление «правильности» или «неправильности» совершаемых ими поступков, служат оправданием и мотивом многих действий. На этих словах, как на куче мусора, произрастают сорняки болезненных фантазий: честь, долг, совесть, мораль, справедливость и так далее. Иногда эта куча горит, и современники начинают болтать о «переоценке ценностей», но проходит время, и на куче снова вырастают те же самые сорняки. Странник не творит «добра» или «зла», он делает то, что говорит ему его разум и его воля.
 

Случайности. Странник не признает случайностей и никогда не надеется на благоприятное сложение обстоятельств. Случайностей не бывает, бывают неучтенности.
 

Богоискательство. Странник не ищет ни бога, ни его отсутствия.
 

Воплощение невозможности. Странник — это воплощаемая невозможность из человеческого ума. Сначала он делает то, что могут все, потом то, что могут некоторое, затем то, что не может никто и, наконец, то, что никто даже не мог представить.
 

Путем наименьшего сопротивления. Странник старается не создавать себе лишних проблем, на преодоление которых придется потом тратить силы. В таких случаях он со всем соглашается, но делает по-своему.
 

Мудрец. Странник знает, мудрец не тот, кто мудро судит, но тот, кто избегает должности судьи.
 

Опасность. Человек — самое безопасное животное из всех, ибо он труслив и ленив. Но когда человек заражается Идеей, нет зверя страшнее. Странник не борется с теми, чьими устами говорят Идеи. Сам же странник не позволяет никаким идеям говорить за себя.
 

Чистота. Странник говорит: «Чисто не там, где убирают, и не там, где не мусорят, а там, где нет человека. Весь мусор приходит из рук человека и из его головы». Во Вселенной мусора нет, нет его и в страннике.
 

Подаяние. Странник не подает тем, кто не просит у него.
 

Принципы как кандалы. Странник не ограничивает себя в выборе средств для достижения своих целей. Если на странника нападут хулиганы, он не будет драться с ними по правилам уличного боя, он будет их калечить, крушить, рвать зубами на куски.
 

Любовь к врагам. Странник может любить своих врагов, однако любовь не мешает ему расправляться с ними.
 

Другая щека. Странник подставит врагу другую щеку только если будет уверен, что противник сломает об нее руку.
 

Смерть странника. Странник относится к смерти не как к чему-то далекому, абстрактному, а как к тому, что может случиться с ним в следующую секунду, и действует соответственно.
 

Подчинение. Странник умеет подчинять, подчиняясь.
 

Работа времени. Странник понимает, время не судья, но иногда оно расставляет все по своим местам. Оттого странник не взваливает работу времени на свои плечи.
 

Слепцы. Странник не дарит прозрение первому встречному, но тому, кто нужен ему для дела.
 

Обзор. Тот, кто стоит на горе черепов — видит далеко. Кто взошел на Эверест — тот видит еще дальше. И только тот, кто продолжает подниматься, видит дальше всех.
 

Падение. Странник не боится упасть, поэтому восходит выше всех.
 

Одиночество. Странник счастлив в своем одиночестве и одинок в своем счастье.
 

На пути к одиночеству. Однажды странник проснется и поймет, что он одинок. Это будет лишь иллюзия одиночества. Только когда из мира странника исчезнут все люди и само слово «одиночество», он окажется на пути к одиночеству…
 

Объяснения. Странник никому ничего не объясняет и не навязывает. Не всякое знание можно объяснить. Мнение и заблуждения людей его не интересуют. Он так же понимает, что всякое объяснение ничего не доказывает и не объясняет, кроме собственного существования.
 

Реакция на смерть. Странник реагирует на смерть других людей, в том числе и своих родственников, так же как и на любой другое естественный процесс, например, испражнение.
 

Выбор. Странник выбирает не из того, что ему предложили другие, а из того, что он определил для себя сам.
 

Язык. Язык для странника — это прежде всего произведение искусства, а потом — все остальное.
 

Людское море. Странник понимает, что люди в сущности своей неблагодарные свиньи, и никто не будет сожалеть о его смерти (скорее радоваться). Странник не стремится понравиться людям, как не стремиться он понравиться морю. Он использует то, что может дать ему людское море, но не пьет из него, ибо вода его — яд.
 

Управление людьми. Странник превращает манипулирование людьми в искусство. Вот далеко не полный список тех качеств, которые можно использовать в людях: раскаяние, злость, тщеславие, страх, паника, жалость, радость, сентиментальность, щедрость, жадность, нежность, отчаяние, ревность, смирение, мечтательность, наивность, благодарность, сердечность, заботливость, зависть, ненависть, терпеливость, ранимость, лень, упрямство, храбрость, восторженность, честность, удаль, стыд, надежда, эгоизм, ответственность, гнев, доброта, азартность, вежливость, добродушие, невежество, отвращение, беспечность, властолюбие, верность, искренность, любопытство, тоска, правдивость, садизм, благородство, беззаботность, сладострастие, глупость, самолюбие, впечатлительность, благожелательность и так далее.
 

Песок и камень. Странник не строит дома ни на камне, ни на песке, ибо всякий дом для души есть тюрьма. Странник не делает себе окна, чтобы потом через них смотреть на мир.
 

Время и вечность. Время — это извращение ума, вечность — извращенная надежда.
 

Гармония. Странник ищет гармонии во всем, и находит ее там, где другие не видят ничего, кроме хаоса и разлада.
 

Тело. Он знает, что чувства так же можно развивать и усложнять. Телом и душой можно думать, как и разумом.
 

Вера. Вера — это заполнитель вакуума знания, трагическая наивность, бесплодная невинность ума. Странник не верит ни в веру, ни в неверие.
 

Вера человека. Странник считает наиболее отвратительными два вида веры: вера человеку и вера в человека.
 

Личный путь. Капелька тяги к странствию присутствует в каждом. Просто одни не подозревают об этом, другие упорно выдавливают странника из себя, а третьи усиленно развивают.
 

Истина. «Истина есть высшая степень заблуждения», — говорит странник.
 

Дарение. Странник не дарит то, чем не владеет.
 

Схемы. Странник понимает всю бессмысленность и бесполезность применения закостенелых схем к изменчивому миру. Странник также не вписывается ни в какую схему.
 

Цена жизни. Цена жизни человека для странника равна самой жизни этого человека. Когда количество людей стремится к бесконечности, ценность жизни каждого стремится к нулю. Однако, каким бы никчемным не был человек, странник не отказывает ему в праве на жизнь.
 

Право на смерть. «Каждый умирает, как хочет», — говорит странник и планирует свою смерть.
 

Герои и идиоты. Странник полагает идиотами и тех, кто бросился грудью на амбразуру вражеского дота, и тех, кто считает этих людей героями.
 

Исцеление. Странник не ищет лекарства там, где взращивают болезни.
 

Государство. Государство в его нынешней форме представляет прямую и явную угрозу для странника. Оно готово пожертвовать его жизнью ради своих интересов. Игнорировать подобную опасность — непростительная глупость.
 

Родственники. Родителям свойственно собственническое отношение к детям, но странник не должен быть рабом их любви или рабом своей любви к ним. Странник почитает творения, но не творцов. Всякий творец ценен только своими творениями. Кто бы стал почитать бога, если бы не утверждалось, что он сотворил мир и человека? Творец, который ничего не может дать, никому не нужен.
 

Дурак. Странник достаточно умен, чтобы не только не быть дураком, но и быть им, когда это необходимо.
 

Контроль. Странник управляет своим телом и контролирует эмоции.
 

Притчи. Странник не говорит притчами с теми, кто и обычных слов не понимает.
 

Самостоятельность во всем. Странник имеет собственное мнение. Он не принимает бездумно мнение других, предварительно его не проверив.

Tannarh, 2005 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s