Отражения

Начало всех начал. Допустим…

Принципиальное различие. Обыватель говорит: «Если счастья нет, то зачем жить?» Странник говорит: «Если странствия нет, кто может оспорить мое право самому сделаться странствием?»

Дух странника. В каждом страннике потенциально присутствует все странствие, просто странник не способен осознать его целиком и в процессе развития приближается к этому осознанию.

Искусство снайпера. Все в жизни странника имеет цель, и первая задача странника заключается в том, чтобы научится целиться.

На пути… Через лежащего на пути — перешагни. Идущему рядом — не мешай. Идущего позади — не поучай. Идущему впереди — не подражай.

Окружающий мир. Реальность — оружие в руках странника, которым он сокрушает иллюзии.

Признание себя. Странник не бежит от себя, от своей радости и боли.

Подчинение. Странник не выполняет за других их работу. Свою же работу может выполнить только он сам.

Самомнение. Странник не гордится мнимыми врагами.

Источник знание. Все сущее становится для странника источником знания.

Всезнайки. Странник понимает, что кроме тех, кто «знает, как все устроено», есть еще более опасный тип людей, которые «знают, как должно быть».

Разрешения. Странник не просит разрешения или благословения. Он действует по своему усмотрению на свой страх и риск.

Светлый разум. В разуме странника нет темных углов и закоулков. Он открыт как бескрайнее поле, чист как роса и светел как солнце.

Налог на храбрость. Странник ни с кем добровольно не делится своими трофеями.

Глупости жизни. Странник не спорит с глупцами. Слова «жизнь есть страдание» он опровергает собственным весельем.

Болезни. Странник не режет жизнь на куски. Для него не бывает болезней или страданий, есть периоды, когда он слаб и периоды, когда он силен. И то и другое обратимо.

Лицемерие. Странник не лицемерит, он лицемеряет людскую глупость.

Испытание. Странник не испытывает себя. Вся его жизнь есть испытание.

Красота и уродство. Только странник способен оценить всю красоту и все уродство этого мира и только странник никогда не будет этого делать.

Бессмысленность бессмысленности. Странник знает, что большая часть очевидных вещей бессмысленна, но только некоторые из бессмысленных вещей — очевидны.

Счастье в странствии. Странник не стремится к странствию в том смысле, в каком обыватель стремится к счастью. Странник изволяет из себя странствие, не изнутри себя, но из себя самого.

Две свободы. Страннику прекрасно известно, что свобода в умах невозможна без свободы в штанах.

Трагедия. Странник знает, что каждый человек, сколько бы людей его не окружали, всегда одинок, но трагедия заключается не в этом. Трагедия в том, что люди считают это трагедией.

Видение странника. Людям с внутренними противоречиями и конфликтами свойственно видеть мир как борьбу антагонистов: «добра» и «зла», «света» и «тьмы», «хаоса» и «порядка», «нового» и «старого». Мировидение странников отлично от иных видений. Странник видит мир как гармоничное взаимодействие сил, ни одна из которых не является важнее другой. При этом странник — лишь часть мира, не имеющая превосходства над остальными частями (людьми, пылью, звездами), но обладающая большим количеством инструментов для познания и самопреодоления. Можно сказать, что дробление мира происходит только в сознании человека из-за ограниченности его восприятия. Расширяя свои возможности в познании, странник собирает мир, в том числе и недоступную обычному человеку его составляющую. Возможным (первым) пределом способностей странника я вижу сотворчество со Вселенной в процессе ее развития.

Становление странника. Чем больше человек становится странником, тем меньше это заметно окружающим, поскольку он удаляется от общественного «образа бродяги».

Друг и враг. Странник знает: друг — это тот, кому он позволяет отнимать у себя, враг — тот, кто отнимает без позволения. Иной разницы между другом и врагом нет.

Странник и религия. Странник не воюет с людьми веры, в том числе с христианами и не пытается ничего им объяснить, поскольку это бесполезная трата времени. В наши дни религия не достойна ничего, даже равнодушного отношения, даже самого слова «ничего».

Разум странника. Странник признает главенство разума, однако не абсолютизирует его возможностей. Наши действия не всегда продиктованы желаниями (осознанными или бессознательными). Случается, что мир «ведет» тебя, и ты поступаешь вопреки своим желаниям. Сила разума заключается в том, чтобы вовремя осознать свою ограниченность, а в некоторых случаях и вопиющую некомпетентность. «В конце концов, именно Разум включает в себя такие абстрактные чудовища, как Обязанность, Долг, Мораль, Истина и их более конкретных предшественников, богов, которые использовались для запугивания человека и ограничения его свободного и счастливого развития. Так будь же он проклят!» (Пол Фейерабенд).

Разум человека. Странник говорит: «Есть люди достаточно разумные, а есть остаточно разумные. Последних, как правило, значительно больше».

Лучшее. Гений — лучшее, на что способна природа в человеке. Странник не лучшее, на что способна Вселенная, но лучшее, на что способен человек в самом себе.

Название. Может ли странник называть себя странником? Если странствие — это некоторое состояние, к которому стремится странник, то нет. Если же странствие — это сам процесс активного (само)о-существления в неведомом, то да, может.

Самоназвания. Те, кто называет себя странниками, вряд ли понимают весь смысл такого самоназвания (весь смысл чего бы то ни было вообще понять трудно). Есть одна замечательная вещь, с ее помощью можно отделить странников от обывателей, продемонстрировать смыл и значение слова «странствие», указать на частые ошибки и возможные пути их преодоления, — это практика, под которой подразумевается не так называемая «проверка на вшивость», которой иногда «грешили» некоторые наставники дзен, а открытую помощь в осознании своих способностей и возможностей. Человек волен убеждать себя сколько угодно и в чем угодно, однако следует четко понимать, что в реальной ситуации все может оказаться совершенно иначе. Это не значит, что странник пойдет убивать человека, чтобы проверить, способен ли он на убийство, но он не будет рассчитывать на свою способность к убийству человека, пока она каким-либо способом не получит подтверждения на практике. Утверждение «я странник» должно быть подтверждено практически, то есть непосредственно в странствии, в противном случае это всего лишь приятные для самолюбия слова.

Бесконтрольность. Отделение личности странника от его тела является формой избежания ответственности за себя и свои поступки. Если тело странника что-то делает, говорит или желает, значит, этого хочет сам странник. Незнание своих желаний не освобождает от ответственности за их последствия.

Реинкарнация. Почему-то все, кто верит или допускает возможность реинкарнации, любят повторять, что им некуда спешить. Так они и сидят на одном месте, бессмертные в своей неподвижности. Странник, всерьез рассуждающий о реинкарнации, — нонсенс. Разумеется, если у него нет доказательств ее существования и четкого плана действий на следующие несколько жизней. Не следует предаваться пустым мечтам о том, что все как-нибудь само устроится. С точки зрения полезности «здесь и сейчас» от веры в реинкарнацию столько же вреда, как и от веры в загробную жизнь под надзором ангелов.

Желание и возможность. Глупец бьет, когда может, странник — когда хочет.

Душа и тело. Странник не противопоставляет друг другу то, между чем не видит границы.

Дружба и вражда. «Дружба и вражда слишком дорого стоят», — понимает странник и не делает лишних покупок.

Желания. Странник свободен-от чужих желаний для своих собственных.

Воздаяние. Поскольку зачастую бесполезно действовать по принципу «не делай другому того, чего не пожелал бы себе», странник при необходимости воздает людям по заслугам здесь и сейчас.

Диалоги. Странник знает, что большинство людей почти не разговаривают друг с другом. Создается впечатление, будто каждый говорит с выдуманным собеседником, которому приписывает некоторые слова, мысли, желания и поступки. Поэтому странник избегает пустых ненужных диалогов и тем более споров. Каждый спорит со своей собственной глупостью. Мудрецы же не спорят вовсе.

Платные подачки. С детства общество постоянно что-нибудь требует от человека, словно он родился на дне долговой ямы. Сначала человеку указывают, что ему делать, а потом еще требуют за это плату! Странник не платит за то, что досталось ему даром, но всегда расплачивается по счетам.

Избавление от стереотипов. На пути развития случается так, что один вовремя нанесенный удар по лицу заменяет годы мудрствований.

Психология. Для странника психология такой же вид творчества, как и философия.

Чужая война. Странник не ввязывается в чужие конфликты.

Вовремя. «Рано или поздно», — говорят страннику. «Но лучше вовремя», — отвечает тот.

Непроходимая тупость. Странник не слушает людей, у которых всего один довод: так поступают все.

В толпе. Странник знает, чем больше людей окружают человека, тем меньше значит этот человек сам по себе.

Болезнь теоретиков. Теория без практики — мертвый груз. Меч, не обагрившийся кровью, — игрушка, пригодная лишь для любования. Нужна яростная битва, закаляющий сталь огонь. Нужен превосходящий тебя по силам противник, противник-учитель, чтобы вступить с ним в битву и проигрывать ему до тех пор, пока, наконец, не проиграет он. Иная форма обучения, игра в поддавки и взаимные компромиссы — неприемлемы. Научиться плавать можно только в воде, но никак не по учебникам. Если для того, чтобы разобраться в себе, тебе требуется вступить в борьбу ни на жизнь, а на смерть, действуй. Если ты хочешь написать книгу, действуй. Если тебе необходимо сойти сума, действуй. Жизнь не терпит сослагательного наклонения. Никаких «если» — действуй!

Свобода странника. Странник стремится к свободе и, следовательно, уважает свободу свободных людей. Для странника свобода не некоторое конечное состояние, но процесс. Странник свободен от всякого «не» для всякого «вне». Мы — камни, брошенные в вечность, и каждый из нас летит по своей траектории не в силах повлиять на движение остальных. Мы — камни, которые несем над головой, закрываясь от яркого солнечного света. Мы — камни на пути, через которые нам надлежит перешагнуть…

Развитие странника. Странник не только создает свое собственное странствие, но и уничтожает его. Все лишнее должно быть отброшено, все мешающее — втоптано в грязь, все устаревшее — сдано в утиль. У странника нет времени для жалости, сожалений, надежд, угрызений совести, самоедства и прочей чепухи, поглощающей прорву ресурсов. У странника вообще нет времени. Если он будет жив в следующую секунду, ему придется сделать выбор: потратить ли ее на какую-нибудь чепуху, или на то, что принесет удовольствие или же ощутимую пользу. Окружающий мир отчаянно навязывается в приятели или враги, отвлекая, завораживая, мешая сосредоточиться, уводя в сторону. Этому старому пройдохе нравится быть в центре внимания, он не терпит равнодушия и готов уничтожить всякого, кто проходит мимо его хитроумных ловушек. Странник берет от мира то, что нужно ему, а не то, что мир настойчиво предлагает, ищет то, что мир от него прячет, отнимает то, с чем мир не желает добровольно расставаться. Человеческие существа — полноправная часть этого мира, а не приехавшие погостить скромные родственники. В процессе развития странник не становится «умнее», «глупее», «иным», «лучшим», он становиться иным, учится иначе видеть, иначе чувствовать, иначе понимать.

Мировоззрение странника. Мировоззрение странника может показаться неустойчивым из-за своего непостоянства, однако, это не так. Это не дом, который однажды построили и теперь регулярно делают ему капитальный ремонт. Скорее это река, текущая во времени: что-то в ней утонет, что-то останется на поверхности, и только вода свободно вольется в нее. И эта река может унести далеко-далеко, туда, где само слово «далеко» теряет смысл.

Внимание. Люди требуют глаз и овладевают через них душой. Взгляд странника слишком тяжел для одних душ и слишком легок для других. Чужие взгляды не касаются души странника. Для них она слишком иная.

Бездействие. Странник не разрушает то, что уже рухнуло, не добивает того, кто уже мертв, не слушает тех, кто повторяет за другими.

Потери. Странник ничего не может потерять, потому что ничем не владеет. Ревность чужда его духу.

Смерть разума. Странник говорит: «Вера во что-либо не всегда является признаком умственной слабости, но обязательно ведет к ней». Странник не ищет легких ответов на трудные вопросы.

Счастье. Нет в мире счастья, кроме того, которое мы приносим с собой. Не бывает несчастных, озлобленных, мелочных, страдающих, неудовлетворенных жизнью, мстительных, жалких, тупых странников. Странствие — это свобода, свобода — это (не)деяние, (не)деяние — это путь, путь — это счастье. Впрочем, для своих целей странник может использовать любую маску, и если окружающие этого не понимают, что ж, это их проблемы.

Светильник. Не всякий, кто однажды заявил: «Я свет миру», — становится путеводной звездой. Но всякая «путеводная звезда» ложна для странника. Странник сам освещает свой путь.

Могилы. В сердце странника нет могил.

Рука дающего. Странник не кормится из чужих рук, словно свинья на ферме, и не принимает исцеление от того, кто требует взамен всю жизнь без остатка.

Потомство. Странник бросает своих детей и живет дальше, порождая новых. Всякая мысль, сказанная завтра, — желанное дитя странника, всякая мысль, сказанная вчера, — труп, который рано или поздно начинает смердеть.

Ангелы. Странник знает, что ангелов не существует, и смеется над всяким, кто мнит себя ангелом.

Демоны. «Всякий поступок человека есть поступок человеческий», — отвечает странник тем, кто называет себя демонами во плоти.

Лгуны. Странник говорит: «Слова лгут, глаза лгут, сердца лгут, только смерть не ведает лжи, поэтому ее можно обмануть».

Слово и кулак. Всякое бранное слово, не подкрепленное кулаком, есть потеха для публики. Странник не потешает и не потешается. Он либо бьет, либо не тратит слов понапрасну.

Зависть. Зависть — один из способов манипулировать человеком. Странник не завидует и не радуется зависти других, однако использует ее себе во благо. «Если люди завидуют мне, — думает странник, — значит, я не далеко от них ушел».

Выигрыш. Странник знает, что лучший способ выиграть в споре — это не ввязываться в него.

Существа и создания. Есть люди, которые мнят себя божьими творениями, этакими драгоценными камнями в оправе мироздания. Есть люди, которые называют себя существами и не мыслят себя без окружающего мира. Как бы не называли странника, он не существо и не создание, он — со-бытие.

Путь истинный. Тем, кто пытается наставить странника на «путь истинный», он отвечает сначала равнодушием, потом, если это не помогает, словом и, наконец, кулаком. Но равнодушие — прежде всего.

Путь странника. Путь для странника — это полет.

Воля на все. «На все воля Всевышнего», — говорят окружающие. «На все моя воля», — говорит странник.

Бог. Бог — это главный аргумент невежды. Странник не утверждает, он задает вопросы: «Если бог есть, как я могу это использовать? Если бога нет, как это можно использовать?»

Бог и Ничто. «Бог есть Любовь, и это все доказывает», — говорят некоторые. «Ничто есть Ничто, и это ничего не доказывает», — отвечает им странник.

Долг крови. Странник не признает долгов крови или родства.

Человек. Для человека вне человека все пусто, потому что человек есть все, что он способен охватить своим разумом.

Отход от общественного. Всякое общественное есть навязанное извне, не необходимое, но лишний груз. Отход от общественного — это избавление от общественного, очищение от не-Я, выдающего себя за подлинное Я. Цель отхода от общественного — достижение такого состояния, когда ты абсолютно независим от общества.

Отход от человеческого. Человеческое есть определение человеком самого себя и окружающих. Отход от человеческого — это, прежде всего, отход от общего и собственного представлений о человеке. «Ты ведь согласен с тем, что птицы летают, потому что видишь, как они летают. Для птиц полет — дело обычное. Но ты не согласишься с тем, что птицы делают еще и другие вещи, потому что ты никогда не видел, как они их делают» (Карлос Кастанеда). Цель отхода от человеческого — узнать, «что делают люди, когда мы не видим, как они это делают», когда мы не «смотрим» даже на самих себя.

Внезапное о совести. Перефразируя одного выдающего, но непонятого ироника, странник может сказать: у меня нет совести, мою совесть зовут странствие.

Мировоззрения. Странник понимает, что создать мировоззрение не трудно, трудно создать мировоззрение, которое работало бы или, как минимум, хорошо продавалось.

Невозможность. Странник не говорит: этого не может быть. Вместо этого он говорит: я этого не знаю.

Сила и слабость. Странник знает, что все искушения происходят либо от силы, либо от слабости человека. Искушение превращает силу в слабость. Странник не поддается искушениям и этим искушает других.

Расы. Странник понимает, что расы не равны, как и отдельные люди, и в этом преимущество каждой расы и суть расового разделения. Однако это не значит, что какая-либо раса «лучше» или хуже «другой».

Друзья. Странник может называть некоторых своими друзьями, однако он понимает, что у него нет ни друзей, ни единомышленников. Даже себя-вчерашнего он не может назвать другом или единомышленником.

Цель и мечта. Для странника цель и мечта одно и то же, но странник не раб своих целей и мечтаний.

Возвращение. Странник никогда не возвращается, потому что, вернувшись однажды, он рискует попасть в замкнутый круг.

Помощь. Странник не мостит чужие пути благими намерениями. Свои, впрочем, тоже.

Поэзия. Иногда на странника сходит вдохновение, и он пишет плохие стихи о странствии, после чего безжалостно их уничтожает, так никому и не показав. Странник знает, что хороших стихов о странствии быть не может, ибо человек все еще слишком человечен для странствия. Лучшая же поэма о странствии — это окружающий мир.

Гонцы. Странник не делает различия между теми, кто приносит хорошие и плохие вести. Он не бежит от одних и не ищет других.

Слезы. Странник плачет только если соскучился по слезам.

Мудрость битвы. Странник не воин, но иногда ему приходится драться. Мудрость же странника заключается в том, чтобы определить тот момент, когда надлежит вступать в битву, и когда этого делать не следует.

Искусство. Все, за что берется странник, будь то ложь или правда, ярость или покорность, аскеза или потворство, боль или наслаждение, мысли или чувства, он превращает в произведение искусства, в том числе и самого себя.

Встреча со смертью. Если странник встречает на своем пути Другого и преклоняет перед ним колени, это не значит, что был выбран неверный путь, просто по нему шел не тот человек.

В поисках странника. После себя странник не оставляет следов, он не зажигает костров и не делает зарубок на деревьях в лесу, чтобы не заблудиться, поскольку не может заблудиться. Он блуждает, обходя маяки стороной, и не летит на каждое пламя, подобно ночным мотылькам. Его невозможно догнать, потому что он может оказаться далеко впереди, либо в двух шагах за спиной, либо однажды утром ты увидишь его в зеркале в ванной, либо не увидишь никогда. Сегодня ты прошел мимо странника на улице, завтра твоя жизнь оказалась в его руках.

Лучшее в системе. Странник не ждет ничего хорошего от государственной системы, построенной на естественном отборе жополизов.

Стоимость вещей. Если вещь не нужна страннику, то она не ничего стоит.

Споры споров. Чтобы спорить, нужно, как минимум понимать того, с кем споришь, в противном случае это превращается в спор с самим собой. Странник не спорит и не соглашается с тем, чего не понимает.

После смерти. Кое-что странник знает совершенно точно: после смерти люди попадают не в рай и не в ад, а в морг.

Лик странника. Странник не прячет лицо от ветра.

Принятие. Странник принимает людей такими, какие они есть, а не такими, какими они хотят казаться. Странник может принять человека, каким бы он ни был, но никогда не примет толпу.

Ответственность странника. Странник отвечает только перед самим собой. Следует понимать, что в конечном итоге высшей и единственной мерой ответственности является смерть. Мерой ответственности, но не наказания.

Эхо. Мир — это эхо. Когда новорожденный кричит в первый раз, эхо его голоса возвращается к нему в образе вселенной. Со временем этот звук становится все тише, и когда он исчезает совсем, мы умираем.

Самоосознание. Странник знает, что ничто не дается просто так. Осознание себя странником — это не самовнушение и не навешивание на себя ярлыка, это, прежде всего, акт воли, как и всякий другой акт (само)о-существления. Но иногда случается так, что страннику не хватает какого-то элемента, чтобы осознать себя странником. Настойчивый поиск недостающего элемента пробуждает его подлинную сущность и, в конечном итоге, порождают этот недостающий элемент.

О чтении. Читая, странник не забывает, что самые ценные для него тексты еще не написаны.

Полезность заблуждений. Страннику выгодно, чтобы окружающие были подвержены предрассудкам, вроде «альтруизм», «честность», «принципиальность», «совесть». Чувствовать себя обязанным — значит приковать себя к скале и позволить коршуну вины безнаказанно клевать себя. Странник никому и ничего не обязан. Странник ни перед кем и ни в чем не виноват. Странник не способен быть обязанным или виноватым. Если он выполняет обещание, то исключительно потому, что хочет его выполнить. Иные причины будут для него оскорблением.

На пути к свободе. Странник никому не подчиняется, поэтому осознает все свои действия и все, что с ним происходит как часть своей жизни, а не чуждые явления «враждебной» реальности.

Изменить свою жизнь. Перефразируя Высоцкого: невозможное возможно, но оно запрещено. В принципе возможно все (если не здесь и не сейчас, то где-нибудь и когда-нибудь). Выражение «ленивый странник» является бессмыслицей.

Тест. Странник, находясь в абсолютной изоляции от окружающего мира, будет продолжать развиваться. Обыватель — деградировать.

Жалость. Самые жалкие люди — те, кто жалеет других. Странник не страдает жалостью.

Возвышение. Боги и их пророки делают то, что должны. Странник делает то, что хочет, поэтому он выше богов и пророков.

Метод странника. Философы, маги, психологи предлагают схемы. Эти схемы оседают в сознании, схематизируя его. Практическое понимание, восхождение своим умом, отрицание чужой мудрости как пригодной для практического применения — вот метод странника.

Смысл знания. Странник не просто собирает знания, но и использует их для собственной выгоды.

Жестокость. Странник знает, что мир жесток и несправедлив. Этим знанием он отвечает всем слабакам и нытикам.

Глупость. Странник полагает собственную глупость одной из самых забавных вещей на свете.

Любовь. Странник прекрасно обходится без любви к человеку. Если же любовь приходит к нему, она легка и приятна и не причиняет страданий. Страннику не свойственны искусственные виды любви, такие как, например, любовь к родине, народу, партии, человечеству в целом.

Суета. Странник видит пустоту за суетой обыденной жизни и полноту молчания и неподвижности.

Душевный стриптиз. Странник умеет выражать эмоции без слов и мимики, из-за этого многие считают его бессердечным. Почему же он не смеется, когда ему весело, и не плачет, когда ему грустно? Странник не раздаривает себя понапрасну. Его смех и его плач — это его смех и его плач. Не всякие глаза и уши выдержат бурю, возникшую из души странника.

Потакание. Для странника быть оптимистом или пессимистом — это ненужное потакание себе.

Привнесение в мир. Странник знает, что все, что есть в этом мире, он приносит в себе самом. Тот, кто не может быть счастливым в тюрьме, не будет счастлив и на свободе.

Убийство блаженства. Странник не ищет вечного блаженства и, если случайно найдет его, убьет его и похоронит в глубокой могиле.

Кузнец. Странник — кузнец, и кует он отнюдь не плуг для пашни.

Неуязвимость. Странник неуязвим для слов и взглядов.

Речи. Странник не обязан «говорить с горбатыми по-горбатому». Многих раздражает его правильная речь, однако странник никогда не опустится до их уровня только ради того, чтобы быть «своим в стаде».

Смущение. Разговаривая с более умным собеседником, странник не смущается от того, что чего-то еще не знает или не понимает. Так должен ли странник смущаться, когда слышит отборный мат от какого-нибудь дурака?

Приписки. Странник не приписывает людям ничего сверх того, чем они являются в действительности.

Отшельник. Чтобы жить среди людей, необходимо знать их законы и привычки. Но и для того, чтобы жить в уединении, нужно знать людей, знать, прежде всего, куда никогда не ступят их трусливые лапы и не проникнут их трусливые взгляды.

Главный вопрос. Образованные люди весьма обстоятельны в своих ответах на вопросы: почему? зачем? как? откуда? Однако они словно набирают в рот воды, когда им задают самый главный вопрос: куда? В лучшем случае они начинают строить предположения и ссылаться на «авторитетные мнения». И никто не поднимется и не скажет со всей ответственностью: «Я иду к той вершине. Таков мой путь, таков мой ответ на главный вопрос». Странник не боится отвечать.

Выход. Сознание людей четырехугольно. Четыре стороны света, четыре угла в каждой комнате, где мы находимся, четыре угла у окон, из которых мы смотрим на мир, четыре угла у столов, за которыми мы едим. Проблемы всего человечества и каждого отдельного человека так же четырехугольны. Разум странника содержит в себе волшебство пентагона, пятый угол которой позволяет найти выход из любой четырехугольной проблемы, поставленной перед ним людьми.

Третий. Из двух предложенных решений странник неизменно «выбирает» третий, то есть свой собственный.

Разговор с вечностью. Когда странник хочет разговаривать с вечностью, он говорит символами.

Красота и дерьмо. Людям свойственно пожирать красоту, переваривать ее и выдавать дерьмо: так чудесные леса превращаются в туалетную бумагу, гениальность — в игрушку для толп, искренние чувства в — лживую поэзию. Не потому ли среди странников редко попадаются хорошие поэты?

Различия. Странник различает людей не по цвету кожи, статусу, образованию или количеству денег, но по иерархии их желаний.

Мелочи. В жизни странника не бывает мелочей, потому что каждая неучтенная, проигнорированная «мелочь» может стоить ему жизни.

Решения. Странник не безмозглый инструмент. Он принимает решения, исходя из своего понимания ситуации. Если ситуация или ее понимание меняются, странник меняет свои решения. Выбрав по ошибке путь, ведущий в пропасть, странник возвращается и выбирает новый. Худшее, что он может сделать, это продолжать идти вперед «из принципа».

Мысли. Странник умеет думать, но так же он умеет и не думать.

Поворот. Странник сворачивает с избранного пути только в одном случае: когда путь становится для него ловушкой.

Смелость обывателя. Странник знает, что все холопы смелые, пока барин спит.

Игры. Странник помнит об условности всех игр человечества. Религия, уголовный кодекс, мечты, любовь, депрессии, друзья — это игры, в которые люди играют и порой настолько увлекаются, что забывают о том, что это всего лишь игры.

Вина. Странник избегает чувства вины, ибо оно есть яд, отравляющий душу.

Иллюзия искусства. Искусство — это фальсификация наших фантазий о реальности.

Грубая сила. Сталкиваясь с грубой силой, странник не противопоставляет ей свою грубую силу, потому что знает, что грубая сила — самая слабая из всех возможных и, применяя ее, он рискует проиграть все.

Культура общества. У общества нет идеологов, только идолы, претендующие на это звание. У общества нет идеологии, только жвачка, за которую оно платит многократно завышенную цену. У общества нет «образа жизни», только загон, по краям которого стоят многочисленные надсмотрщики: государство и церковь. Странник понимает, что быть в стороне от общества — еще не значит вырваться из этого загона.

Воспитание. После рождения ребенка надлежит вырывать языки родителям. Странник в любом возрасте слишком ценит свою индивидуальность, чтобы позволить другим коверкать ее.

Следование. Странник понимает, что следование не есть наследование.

Суть. Странник знает, что всякий образ, всякая форма и всякий архетип — это еще не есть суть.

Три добродетели. Скромность — главная добродетель труса. Любовь к труду — главная добродетель раба. Жалость — главная добродетель убожества. Странник избегает этих добродетелей.

Допуски. Странник допускает существование загробной жизни и реинкарнации, однако это не служит причиной для бездумного разбазаривания времени. Все, что есть у странника, — это «здесь» и «сейчас».

Небеса. Религиозный человек любит тихое спокойное небо, потому что там бог, рай и блаженства. Странник любит небо за бесконечную глубину, за устрашающий гром и за разящие молнии. Для странника небеса полны, но в них нет места для богов.

Море. Отправляясь в плавание, странник не надеется на то, что шторма обойдут его стороной.

Лес. Мы живем на крохотном островке цивилизации, окруженном со всех сторон таинственным Лесом. Мы предполагаем, что после смерти уходим в этот Лес. Мы предполагаем, что в Лесу живут разумные существа, дружелюбные и враждебные. Мы почему-то предполагаем, что этот Лес не вырос сам по себе, как и все остальные леса, а был когда-то садом, из которого нас выгнал хозяин сада. Мы предполагаем, что жить в этом Лесу лучше, чем на острове цивилизации, однако никто из ушедших туда не возвратился, чтобы рассказать нам правду. Мы предполагаем, что доносящиеся из Леса крики дерущихся и спаривающихся животных являются тайными посланиями нам, людям. Мы предполагаем, что Лес тянется бесконечно, однако в нем могут попадаться такие же островки цивилизации, как и наш. Мы предполагаем, что наш остров цивилизации будет существовать вечно. Мы наивно предполагаем, что когда-нибудь сможем исследовать этот Лес и подчинить его себе, превратив в заповедник. Мы предполагаем, что все наши предположения о Лесе истинны.

Потомство. Если у странника есть дети, он никогда не будет пытаться вылепить из них свои копии, потому что понимает всю бессмысленность и бесполезность этого. К тому же он не принимает ошибки детей (в том числе и смертельные) на свой счет. Странник не платит по чужим счетам.

Право свободного. Странник помнит, что свобода — это право на все.

Странник и шуты. Странник ничего не объясняет тому, кто ничего не желает понимать. Печальное зрелище — странник со свитой шутов.

Мыслитель в толпе. Думающий человек вызывает своим видом у людей беспокойство («Что это он там замышляет?»), а порой и открытую агрессию («Ты что, самый умный?!»). Странник понимает, что думающему человеку нечего делать в толпе.

Два пути. Жизнь бессмысленна, а это значит, что она может иметь любой смысл, какой мы только пожелаем, однако люди предпочитают идти с закрытыми глазами по проторенной дороге. Ирония же заключается в том, что именно странники идут тем самым «узким путем» (От Матфея 7:13 — 14), конец которого теряется в призрачной дымке раннего утра, в то время как стадо, радостно блея, движется широким путем к вечерним сумеркам, когда на пороге небытия ужаснувшаяся душа возопит: «И это была моя жизнь?!»

Полумеры. Странник, если ты замахнулся — бей изо всех сил!

Моралистам. Вы ищете нить Ариадны в этом Лабиринте Пороков и Искушений? Но не забывайте, что Ариадна стала женой Диониса.

Пророки. Странник не боится пророков. Не пророки опасны, а те, кого они ведут за собой.

Прикрытие. Странник прикрывается людьми, но не именами. Имена не защитят от пуль.

Защита от ошибок. Странник не путает знание и уверенность.

За внешностью. Странник избегает предвзятости, скоропалительных суждений, эмоционального отношения к чему-либо или кому-либо, и вообще всего, что мешает смотреть на мир ясными глазами.

Отражения. Странник испытывает страх, когда обнаруживает в себе, своем поведении или мыслях черты своих родителей или знакомых. Это значит, что он не достаточно силен в желании идти своим собственным путем.

Свобода и рабство. Странник знает, есть миллионы способов, как попасть в рабство, и лишь один, как стать свободным. Чтобы стать свободным, нужно быть свободным.

Tannarh, 2005 г.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s